Я твой сладкий сон, я твои мечты

Я всегда с тобой, где бы ни был милый ты…

На небо улечу за тобой…

На край земли пойду за тобой…

И в воду и в огонь за тобой…

Любимый мой, единственный мой…»

(Таисия Повалий)

Катя медленно откинулась на подушки и улыбнулась. Не так уж и давно, она даже представить себе не могла, что будет вот так лежать в кровати Андрея, нежиться под его ласками, и самое удивительное то, что она будет его женой…

Удивительно! Сначала она прибиралась в этой спальне просто как соседка, разбирала и укладывала вещи Андрея, а теперь… Теперь всем этим она занимается как жена! Настоящая! Катя отдалась мужу полностью и, как оказалось, именно этого она и хотела больше всего на свете. Ее сон сбылся наяву! И даже больше…

А Андрей в это самое время смотрел на нее и улыбался, как умалишенный. Как же он скучал по ней все то время, когда ее не было рядом! Сейчас и вспоминать как-то жутко! Как же он скучал… Ему никто кроме нее не был нужен и ни с кем ему не было так удивительно хорошо… И пусть все это в высшей странно, но никаких объяснений ему не нужно было. Ему была просто нужна Катя… Навсегда… До конца жизни… Он нежно дотронулся рукой до ее лица и легко дотронулась до ее губ своими… По телу опять пробежала волна желания… Вот что это, а?! Одно легкое прикосновение, один скромный поцелуй и… И все! Никаких мыслей нет, кроме той, чтобы немедленно сделать ее своей… Вот ничему его жизнь не учит! Ведь дал же себе слово, всегда сначала думать, а потом делать, но когда рядом ОНА… Никаких разумных мыслей не было… Совсем… А все потому, что он ее ЛЮБИТ!

Он любит ее, а она его! Теперь он это точно знал! И пусть пришлось пережить все это, но не зря! Теперь они вместе, и это – главное…

- Катя… Катенька… Катюша - и его руки ласково и нежно взяли родное личико в ладони, а потом спустились ниже – по щекам, шее, груди и остановились…

- Андрей… - тихо прошептала Катя.

- Что? – его жадные горячие ладони обвели тяжелые и упругие полушария грудей, а потом, также медленно, опустились на талию, прижав тело жены к своему.

- Я тебя люблю… - улыбнулась Катя и вздрогнула в руках мужа, как бы отвечая на его нежные и страстные прикосновения.

- Я без тебя не могу, Кать… Я так тебя люблю, родная… - дыхание Жданова сбилось и он прошел тот же маршрут, что только что проделали его руки, губами. Катя тихонечко рассмеялась. Смех ее напоминал едва слышное урчание, а сама она крепче прижалась к Андрею.

Все исчезло… Остался только этот миг и этот мир, который они создали друг для друга сами…

Губы, которые тихонечко шепчут всякие глупости, вызывающие улыбку или учащенное биение сердца, руки, притягивающие к себе того, кого любишь больше всего на свете, разгоряченные тела, жаждущие любви… Катя едва слышно простонала, а Андрей улыбнулся, услышав этот звук, который так любил… Он говорил ему о том, что жена довольна и счастлива, и мужчина хотел сделать это счастье бесконечным…



Через несколько минут, когда Катя коротко вскрикнула: «Андрей!», а Жданов ответил ей ее же именем, эта бесконечность наступила, а счастье заполнило их обоих…

Прошло какое-то время, когда муж и жена, взмокшие, но довольные, застыли в объятиях друг друга и тихо рассмеялись.

- Похоже, сегодня, нам удалось успеть… - улыбнулась Катя.

- Это уж точно, - хохотнул Андрей и протянул жене рубашку, которую совсем недавно снял с нее и бросил на пол. – Одевайся, а то оконфузишься…

- Тебе легче, - притворно надулась Катерина, глядя, как муж, только приподнявшись на кровати, натянул на себя свои любимые «воскресные семейные» трусы.

- Катька! Прекрати!

- Чего прекратить?

- Вот так на меня смотреть…

- Как так?

- Будто сжечь хочешь. Как солнечным лучом через лупу по дереву.

- Не сжечь, а проглотить… Всего… Целиком… И сразу…

- Катька!

И Жданов опрокину жену, только одевшую на себя сорочку, обратно на кровать.

- Катерина Валерьевна!

- Да, Андрей Палыч?

- Я тебя люблю…

И он снова поцеловал ее, погружая и ее и себя в сладкую истому.

Но реальность очень скоро вернулась, причем, весьма интересным и шумным способом. Раздался грохот, смех, кто-то пробежал по коридору и распахнул дверь спальни Кати и Андрея.

- Опять босиком… – укоризненно протянула Катерина, садясь на кровати.

- Опясь… - солнечно улыбаясь, подтвердила малышка с карими глазами и растрепанными волосами отца, и нежностью личика матери.

Одно мгновение, и она уже в постели родителей. Укутывается в их одеяло, изображая маленькое привидение, и пугает, то маму, то папу. Те, едва сдерживая улыбки, трясутся, как бы от страха, а потом по очереди обнимают и целуют свое сокровище, которое специально прибежало именно за этим рано утром.

- А када мы буем зафакать? – глядя то на Катю, то на Андрея спросила девочка.

- Когда ты умоешься, - стремясь казаться строгим, сказал папа.



- Вмесе с тоой?

- Вместе со мной.

- А я пойду варить кашу, - поднялась с постели Катерина. - Вам манку или пшено?

- Пшено! – хором выдали отец и дочь, не переваривавшие манную кашу.

Катя усмехнулась и накинула халат. Андрей посмотрел на нее говорящим взглядом, взял дочку на руки и направился в ванну.

- Полетели, Анна Андреевна! Нас ждут водные процедуры!

- Ага!

- Смотрите, больно высоту не набирайте, - рассмеялась Катя и отправилась на кухню.

Улыбаясь, она быстро приготовила вкусный, и самое главное, полезный завтрак, и села ждать своих самых дорогих людей…

Странно представить себе: они женаты уже четыре года… Четыре счастливых, удивительно прекрасных года! Конечно, без скандалов не обходилось, но как они потом мирились! Боже мой, как мирились! Именно после одной из таких размолвок и появилась на свет Анька… Их дочка… Такая удивительная и любимая… Женщина мечтательно улыбнулась, вспоминая, как счастлив был тогда Андрей, как она сама радовалась своей беременности… Как родители чуть не сошли с ума оттого, что скоро станут дедушками и бабушками! Когда два с половиной года тому назад в теплый летний полдень на свет родилась их Анька, они с Андреем стали самой настоящей семьей…

Кто бы мог подумать, что шантаж Жданова обернется такой счастливой развязкой?...

Из мечтаний Катерину вывели два объятия: дочери за колени, а мужа за плечи. Она радостно рассмеялась и поцеловала их по очереди: Аньку первой, а Андрея – вторым. Тот насупился.

- Вот! Меня уже и отодвинули на задний план!

- Бессовестный, - укоризненно посмотрела на него жена. – А про утро, значит, ты уже забыл, да?

- А что-то было утром? – смеясь одними глазами, задал вопрос Жданов и тут же получил полотенцем по уху.

- Я тебе в обед еще раз покажу… Когда мои и твои родители поведут Анку в зоопарк…

Это стало неписанной традицией Ждановых-Пушкаревых: брать внучку с собой на целые выходные – сначала к одним бабушке и дедушке, а потом к другим. Так Катя с мужем получали несколько часов в личное распоряжение и немедленно тратили их сами на себя. Так было запланировано и на сегодня, а потому Андрей многообещающе улыбнулся жене и усадил дочь завтракать.

Раздался телефонный звонок.

- Ну, кому еще по утрам не спится? – пробурчал Жданов.

- Может Роман? Вдруг уже сделал Шуре предложение?

Да!!! Величайший ловелас Москвы и ее окрестностей попал в те же сети, что и его лучший друг – Роман Дмитрич влюбился в свою секретаршу!

- Все может быть, - рассмеялся Жданов, беря трубку. – Алло!

Не прошло и секунды, как на его лице улыбка расплылась еще шире:

- Колька! Здорово! Вы уже вернулись? И дела как?... Ладно, ладно… даю уже… Кать, тебя Зорькин требует.

Женщина взяла трубку из ладони мужа и поприветствовала друга, наконец-то вернувшегося из отпуска вместе со своей женой и сыном.

Ничего удивительного в том факте не было бы, если бы его женой не была… КИРА ВОРОПАЕВА! Их отношения кардинальным образом изменились после той неудачной поездки в лифте. Все то время, которое Воропаева провела с сестрой на отдыхе, она постоянно ловила себя на мысли о том, что вспоминает одного недотёпистого паренька, и никак не могла понять, почему? По возвращении, девушка отметила, что пара «Катя+Андрей» отчего-то перестала ее раздражать. Странно было только одно: Кире хотелось теперь только одного, чтобы ее любили точно также, как Катю. Поклонники, которые раньше побаивались Жданова, страшно раздражали, и вот однажды…

Однажды их пути с Николаем Зорькиным снова пересеклись: им пришлось ужинать вместе в одном из ресторанов. Слова за слово – снова разговорились и… И Кира впервые за долгие месяцы почувствовала себя по-настоящему живой. Как-то само собой получилось, что с Николаем она начала встречаться каждый вечер не по работе, а просто так, и каждая встреча с ним раскрывала девушке все богатство его души. Души, которую Кира и полюбила. Боже, как она ревновала его к Вике! Но зря… Смелости Кольки хватило на признание в любви и…

Короче говоря, все дело закончилось свадьбой и почти моментальной беременностью Киры. Враждовать с Катериной и Андреем она просто не смогла: Колька своей единственной подругой ей все уши прожужжал, а потом, как-то совсем незаметно, женщины смогли найти между собой общий язык. Катя как-то призналась, что завидует Зорькиным из-за того, что у них сразу же родился малыш – Юрка, в котором мать души не чаяла. Так, нежданно-негаданно, Кира Воропаева нашла свое счастье…

И вот теперь Зорькин приглашал Катерину с Андреем на ужин, чтобы рассказать о проведенном на Карибах отпуске.

- Зорькин! Давай завтра, а? Мы Аньку с собой прихватим, чтоб Юрику скучно не было.

- Опять, что ли свидание задумали? – хрюкнул в трубку Колька.

- Зорькин, не лезь не в свое дело…

- Да, ладно, ладно… Завтра, так завтра… Крестницу мою поцелуй… Мы ей подарков приволокли – вагон и маленькую тележку… Короче, до встречи!

- Давай! – и Катя отключила телефон.

- Что, приглашают на лекцию о Карибских островах?

- Ага, завтра ужинаем вместе.

- Слава Богу, завтра!

- А что это ты так обрадовался?

- Кто-то обещал повторить кое-что специально для меня сегодня, вот я и думаю, что не стоит отвлекаться на посторонние темы…

Его бархатный голос околдовывал и пленял, заставляя забыть обо всем и обо всех, а потому супруги Ждановы не сразу услышали звонок, раздавшийся из коридора.

- Мам, пап! Это бауйи с дудуями пйишйи! – раздалось шлёпанье босых ножек по полу.

- Анька, только не босиком! – хором крикнули родители, и пошли открывать дверь.

- Ну, а я что говорил? – удовлетворенно хмыкнул Валерий Сергеич. – Спали еще! Вы хоть позавтракать-то успели, дети?

- Пап! – вспыхнула Катерина, а Андрей только рассмеялся в ответ на шутливый вопрос тестя.

- Андрюша, здравствуй! – расцеловала зятя Елена Санна. – Я тут вам пирожков немного принесла и блинчиков с начинками разными. Куда положить?

- ЕленСанн, да Катя и так нас как на убой кормит! – расцвел в улыбке счастливый зять.

- Ну, а теперь я немного подкормлю!

Пока «бабушка Йена» и деда «Вайеа» возились с любимой и ненаглядной внучкой, к сыну с невесткой поднялись и Павел с Маргаритой.

- Где моё солнышко? – прямо с порога спросила Жданова и тут же получила ответ, в виде восторженного вопля «бауйя Йита!» и маленькой девочки, которая кинулась с ней обниматься.

- А дедушке что-нибудь перепадет? – спросил, улыбаясь, Павел Олегович, помолодевший сразу лет на десять в тот момент, как увидел Аньку.

- Дуйя! – и девочка оказалась уже в его объятиях.

- Катенька! – Маргарита обняла невестку и расцеловала ее в обе щеки. – Как же мы соскучились за эту неделю в Лондоне! Подарков привезли всем, но это не главное… Леночка, Валера, может, сначала сходим сегодня в цирк? Мы пока с Пашей ехали, видели столько афиш! Анечке это будет интересно.

- Ой, набалуете вы все ребенка! – покачала головой Катя.

- Так внучка-то одна! – громогласно заявил Валерий. – Вот если бы вы с Андрюхой над этим вопросом еще поработали…

- Папа! – покраснела молодая женщина.

- А что папа? Что папа? Второй ребенок просто необходим!

- Вот и я про то же, - присоединился к тестю Андрей, обнимая жену за талию. – Я так думаю, что решение данной проблемы уже не за горами… Ух-ты!

Катерина ловко двинула мужу локтем под ребра и снова покраснела.

- Ну, ладно… - улыбаясь, сказала Елена. – Мы, я думаю, часов в шесть прибудем… Занимайтесь тут своими проблемами, а мы найдем, чем себя занять. Хорошо, что хоть ребенка уже одели!

- И сами оделись, - подмигнула сыну Маргарита и задорно рассмеялась.

С каждым днем, она все больше и больше убеждалась в том, что сын не ошибся с выбором жены. Катя стала ей как родная, а уж после рождения Анны, Маргарита называла е только Катенька или доченька. Павел, давно принявший Катю в свое сердце, тоже был счастлив от того, что стал дедом, а уж про Пушкаревых и говорить было не нужно. И Валерий, и Елена души не чаяли во внучке. И при всем при этом девочка росла совершенно не избалованной. Наверное, были сильны гены матери, которая до сих пор поражала мужа своей непритязательностью.

И вот, наряженная Анечка в сопровождении целой свиты из бабушек и дедушек пошла в «культпоход».

На выходе Валерий шепнул жене:

- Ну, мать… Теперь у наших действительно все в порядке. Глядишь, скоро и внучок появится… А то зря, что ли, каждый раз, когда они к нам приходят, у нас диван так скрипит, что…

- Валера… - шикнула на него Елена. – Прекрати, это их личное дело!

- Конечно, но и наше тоже! Внука нам надо, вот что!

И Валерий Сергеич осторожно закрыл за собой дверь в квартиру дочери и зятя…

А Катя с Андреем…

Катя с Андреем остались одни…

- Кать…

- Что?

- А теперь ты поняла, почему я тогда сделал тебе предложение?

Катерина подошла к мужу, запустила руку в его густые темные волосы и посмотрела в его горящие бесстыжие глаза, которые мгновенно заволокло дымкой страсти.

- Давно поняла… И нисколько не жалею, что вышла за тебя замуж…

Их губы двинулись, было навстречу друг другу, но женщина вдруг замерла.

- Правда, одна вещь, о которой я сожалею, есть…

- И какая же? – нахмурился Андрей.

- Я все думаю, ты и правда уволок бы меня в бытовку тогда, в ЗАГСе, если бы сказала «нет»?

- Да, - прошептал Жданов, потеплевшим голосом.

- Вот об этой бытовке я и жалею, - рассмеялась Катя, переведя взгляд на влажные губы мужа.

- Не стоит… Потому что в нашей кровати нам все удается намного лучше, - слегка охрипшим голосом ответил Андрей и, подхватив жену на руки, отправился с ней в спальню…

…Остается только сказать, что ровно через девять месяцев Катерина Валерьевна и Андрей Павлович Ждановы стали родителями вдвойне, подарив своим бабушкам и дедушкам сразу двойню. Двух веселых, жизнерадостных детишек, как по плану Андрея – мальчика и девочку, которых, не мудрствуя лукаво, решили назвать Павлом и Валерией.

- Ну, программа-максимум выполнена? – смеясь, спросила мужа Катерина.

- Катька! Какой же я счастливый, что ты тогда нашу компанию выбрала!

- Ты прав. Осталась бы я в Ллойд Моррисе и…

- Замолчи… Лучше поцелуй меня…

- Слава Богу, догадался о моем желании, - обняла мужа Катерина. – А я уж думала, совсем от счастья с ума сошел, и про меня забыл…

- Никогда…

- Я тебя люблю…

- Я тоже тебя люблю… Кать… Больше всех на свете…

Так и вышло, что Андрей не зря разработал план по возвращению любимой тем зимним вечером…

Именно в тот миг СЧАСТЬЕ решило вернуться к ним обоим, чтобы поселиться в их семье навсегда и присутствовать везде и всюду.

Даже в таких мелочах, как забавная открытка, подаренная Андреем своей Катеньке…

Или улыбка Анюты…

Или смех близнецов…

Или пирожки Елены Санны и шутки Валерь Сергеича…

Или спокойствие Павла Олеговича и такт Маргариты Рудольфовны…

Или простое объятие двух людей, которые любили целую вечность, и будут любить друг друга еще столько же…


0876862073139501.html
0876924980147620.html
    PR.RU™